Войти
Закрыть

Мечис Лауринкус: «Санкции – неэффективное средство»

Обзор прессы / Пресса Литвы

Мечис Лауринкус: «Санкции – неэффективное средство»Первый руководитель Департамента госбезопасности в независимой Литве, сигнатарий Акта о независимости, политолог Мечис ЛАУРИНКУС ответил на вопросы «Экспресс-недели».

– Еще до выборов в российскую Госдуму Литва была застрельщиком резолюции Европарламента, призывавшей Евросоюз не признавать их. Почему после выборов Евросоюз не пошел по этому пути?

– И не мог пойти. Думаю, эта резолюция была совершенно неуместной и даже неразумной: нельзя принимать такие резолюции до выборов. Такого еще не было: не признавать результаты выборов, которые еще не состоялись. Конечно, если бы после выборов появились доказательства нарушений и махинаций с голосами, тогда это было бы правомерно. Российская оппозиция говорила о нарушениях, но, пытаясь объективно оценить выборы, могу сказать, что каких-то убедительных доводов о фальсификациях я не увидел. Выборы состоялись, в них конкурировали несколько партий и разных политиков. По-моему, эта резолюция даже сплотила российских избирателей разных взглядов: когда организуется такая атака на твою страну, она заставляет некоторых людей, даже тех, которые не любят Путина и кремлевскую власть, идти на выборы и голосовать за приемлемых политиков. То есть резолюция больше сплотила российское общество, нежели настроила его против власти.

– Консерваторы заявляют, что все предлагаемые ими меры по сдерживанию России продиктованы стремлением демократизировать ее. Есть ли будущее у политики экспорта демократии в чужую страну, учитывая опыт коллективного Запада, да и Литвы в Афганистане?

– В течение 20 лет американцы и европейцы старались внедрить демократию в Афганистане. Но основная масса афганцев ее не приняла: у них совсем другой менталитет, другой образ мыслей. Может быть, это слишком пессимистический вывод, но есть немало стран, даже больших регионов, в которых никогда никакой демократии не будет. Почти в 30 странах мира жизнь мусульман определяется законами шариата, а не Конституцией. Мы помним, к какому результату привела «арабская весна» – волна протестов и революций. Тогда гражданская война принесла огромные разрушения и беды Ливии, Сирии, Йемену, другим арабским странам. Во многих странах светские режимы были свергнуты, а на смену им пришли исламисты. В результате огромный поток мигрантов хлынул в Италию, а затем в остальную Европу. Так что теория о том, что демократические ценности в конце концов восторжествуют во всем мире, кажется мне сомнительной. Что касается России, то я не могу сказать, что там нет демократии. В мире есть разные модели демократического устройства, и если Литва и другие страны Евросоюза построили либеральную демократию, то в России скорее это элитарная демократия, где роль всенародно избранного парламента невелика, а доминирует исполнительная власть. Может быть, эта модель не устраивает и в самой России кого-то, кто мечтает о либеральной демократии, но сказать, что демократии там нет вообще, нельзя.

– Как вы думаете, насколько эффективной оказалась политика санкций в отношении России?

– Я, как и многие политологи, считаю санкции неэффективным средством. Санкции в условиях глобализации вообще не могут быть эффективными, ведь все страны тесно связаны между собой. Причем санкции контрпродуктивны для каждой из сторон: и для тех, кто их вводит, поскольку следуют ответные меры, и для тех, против кого они вводятся. И хотя результатов она практически не дает, война санкций пока в разгаре.

– Насколько наша политика «принципы важнее собственной экономики», которую мы ведем в отношении России, Белоруссии и Китая, оправдывает себя? Не выходит ли по поговорке «назло маме отморожу уши»?

– Конечно, я сторонник европейских ценностей. Я за ценности, за их продвижение, за права человека. Но когда способы их продвижения идут в ущерб собственной стране, я бы посоветовал властям взвешенно подходить к каждой ситуации. Если это эффективный путь, то хорошо, с этим согласятся даже наши предприниматели, которые от этого могут пострадать. Но если скоропалительные решения могут нам навредить, то стоит над этим подумать. Например, я был бы против закрытия терминала сыпучих грузов в Клайпеде. Я бы посоветовал немного подождать: проанализируйте ситуацию и поймете, что дни Лукашенко сочтены. Новые выборы, скорее всего, состоятся следующей осенью.

– Патриарх литовской демократии не устает повторять, что он уверен в скором развале России. Насколько такая надежда оправдана?

– Ничем не оправдана – это напрасные надежды.

– Как вы думаете, дальновидно ли поступил Запад, сделав ставку на А. Навального в качестве лидера оппозиции?

– Лично мне Навальный не нравится. Меня очень задело его высказывание о Грузии, которое я услышал по телевидению, когда был послом в Грузии. Он тогда предлагал даже бомбить Тбилиси. Его националистическая позиция с молодости вряд ли изменилась. Мне кажется, что даже если бы у него не было судимости, он бы все равно не набрал какого-то весомого количества голосов. А предложенное им «умное голосование» и советы своим сторонникам голосовать на выборах за кандидатов от коммунистов, которых он сам выбрал по неким сложным критериям, лишь подтвердили мое мнение, что этот главный оппозиционер не очень разумный лидер. Скорее всего, у российской оппозиции вообще отсутствует лидер. Хотя умных людей в оппозиции я вижу очень много. Часть из них живет за рубежом. И это странно – бороться за свои идеалы надо в своей стране, даже если это угрожает тюрьмой. И хотя Навальный как личность мне мало симпатичен, сам факт его возвращения в Россию вызывает уважение – это смелый поступок. Он борется в России, а другие, видимо, думают, что лучше бороться из Парижа.

– Тем не менее российская оппозиция верит, что именно она знает, как надо. А есть ли у революции норковых шуб и школьных ранцев (эти определения закрепились за ней после выступлений на Болотной и последних волнений) шанс победить, не напрашиваются ли тут исторические аналогии? Только тогда были салонные, а теперь диванные оппозиционеры…

– Среди российских оппозиционеров есть очень яркие, умные люди, их выступления в Литве вызывают уважение. Но у них очень узкий набор претензий: они даже не выступают против исполнительной власти, почему-то не борются за социальные и другие интересы людей – они воюют лично с В. Путиным. Им следует расширить поле борьбы. Никто из них до сих пор не предложил внятной экономической или социальной повестки. Вместо этого все рассказывают, что там Путин для себя построил. Все это личностные разборки. Поэтому люди так вяло голосуют за либеральные партии, например, за «Яблоко». Ведь эта партия не сумела четко объяснить, что именно они хотели бы сделать, придя во власть. Если вам не нравится существующая экономическая модель в России, то боритесь за другую, только предложите ее. Предложите другие социальные программы. Вот, оппозиция недовольна планами повышения пенсионного возраста. Да, можно дискутировать на эту тему, но почему не обратить внимание на опыт европейских демократических стран, чья пенсионная модель не слишком отличается от предложенной в России.

Да, есть вопросы либерализации, проблема партнерства, которая обсуждалась в Литве. Эти вопросы в России воспринимаются традиционно более жестко, но ведь и в Литве, и в Польше, и в других католических странах идут дискуссии по этому вопросу и еще будут идти. Это надо обсуждать: возможно, в России таких дискуссий нет, и это плохо. Но ведь и в Литве их очень мало.

– Все эти годы Запад и Литва, в частности, пытались уменьшить роль российских энергоносителей в экономике. Таким образом, мы сдерживали Россию. Кто же оказался в итоге в проигрыше?

– Мое мнение отличается от мнения большинства представителей литовского истеблишмента: я думаю, что энергоносители не должны быть картой в политической игре. В нынешнем глобальном мире это очень опасно. Ведь линии электропередач не могут быть либеральными или консервативными. Я думаю, что втягивать в политические игры насущные проблемы государства и людей нельзя. Я согласен с уходящим канцлером Германии Ангелой Меркель, что «Северный поток – 2» – это экономический проект, он не должен становиться политическим проектом. Сегодня все страдают из-за ситуации с подорожанием газа, а значит, надо менять взгляд на эту проблему. Если же и дальше энергоносители будут оставаться объектом политического противостояния, то нас могут ждать очень тяжелые последствия.

– По последним данным, половина граждан Литвы получает информацию о событиях в мире из зарубежных источников. При этом отключение российских телеканалов не снизило интереса к ним в Литве. Могут ли запреты заставить людей отказаться от «вражеских» голосов?

– В последние годы СССР мне было под сорок, и я слушал «Голос Америки» и «Свободную Европу», читал самиздатовские и зарубежные журналы. И мне странно, что сегодня вновь используются советские методы борьбы с инакомыслием. Конечно, в случаях нарушения Уголовного кодекса, когда сеется межнациональная рознь, пропагандируются человеконенавистнические взгляды и т. д., ограничения неизбежны. Но отключать каналы из-за разницы во взглядах – это так попахивает нафталином! Хотя сегодня даже технически невозможно закрыть доступ к информации.

Я не очень верю тому, что пишут о России политологи, сообщающие, что страна идет ко дну, все валится, и она нищает. Видимо, они не бывали в России даже в качестве туристов. Пару лет назад я побывал в Москве и в российской провинции, чтобы увидеть все своими глазами. Я читаю исследования российских ученых, например, арабистов, политологов, российские СМИ, интересуюсь экономической жизнью страны. А как иначе можно разобраться в ситуации, о чем-то рассуждать, обобщать, если не проанализировать события и все точки зрения на них?! Я вижу очень разные точки зрения в российских книгах и в СМИ, поэтому мне кажется, что цензуры в книгоиздательстве и в СМИ России нет. Например, я, будучи неделю в Москве, ежедневно покупал в киоске «Новую газету», главред которой Дмитрий Муратов награжден на днях Нобелевской премией.

– Вопреки прогнозам достроен «Северный поток – 2», лидеры Германии и Франции встречаются с Путиным и договариваются. Что-то в политике Запада меняется по отношению к России?

– В континентальной части Европы взгляд на Россию постепенно меняется: скорее всего, из прагматических соображений. Ведь, как говорил известный политик, Россия навсегда останется на том же месте географической карты. В глобальном мире тяжело выжить без сотрудничества, а Россия обладает большими ресурсами. Конечно, нас напрягает проблема Крыма, оккупированного Россией в стратегических интересах. Но надо решать и другие вопросы. Я думаю, в дальнейшем в отношении России будет преобладать прагматический подход. Нравится нам или не нравится российская власть, но отношения с ней строить придется, что вовсе не означает отказ от своих идеалов. Просто на разных уровнях нам придется искать различные подходы.

В последнем прогнозе на ближайшее тридцатилетие, который американцы делают каждые пять лет, предполагается возможность… приглашения России в Евросоюз. Вполне возможно, ведь проблема ресурсов никуда не исчезнет. Пока использование альтернативных источников энергии не может покрыть спроса на энергию, так что без ископаемых источников нам не обойтись.

Елена ЮРКЯВИЧЕНЕ, «Экспресс-неделя».
Фото: Lrytas.lt

Комментарии (0)

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.

Навигация